Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:06 

Что-то меняется.
Меняется?.. Будет меняться? Уже изменилось?
Дышу сильно и тяжело, с трудом, как вервольф, клыки из раскрытой пасти. Последние две недели безвылазно сижу дома - заболел.
Что-то необратимое; очень важное, как все необратимое; непонимаемое, неименуемое, неизбежное - а быть может, уже свершившееся? Просыпайся, Ветер. Просыпайся.
Не важное - единственное; сложное, как все необратимое; хорошее, как все перемены. Переворот от зверя к человеку, больше не холодно, воздух грозовой, никогда моя весна не начиналась по календарю.
Поворот на весну.
Просыпайся, Ветер. Просыпайся. Пора.

21:56 

или наоборот - переселиться на этот дневник, позабыв остальные?

21:53 

завтра будет шторм.

который вечер, с тех пор, как переставил свое кресло в угол, под самое окно, - засыпая, слушаю удары ветра по вертикальной плоскости дома.
мне хочется слушать ветер, потому что он дует, или ветер дует, потому что мне так хочется?

18:09 

А у нас сейчас такой снегопад, что домов на той стороне улицы не видно. Я высовываю руку в окно; сотни снежинок оседают на ней и не тают.

20:04 

Дорогие мои ПЧ!

Я хочу попросить у вас прощения за то, что я молчал последние полтора месяца, занимая лишнее место в вашем списке избранных, и за то, что собираюсь молчать и впредь. По крайней мере, очень долго.
Я рад, что нашлись такие люди, которые тратили свое личное, драгоценное время для того, чтобы читать мои записи и даже говорить какие-то умные вещи в ответ. правда, на протяжении всего этого времени я не очень-то понимал, откуда вы беретесь, ну да ладно... И я безумно благодарен своим избранным за крупицы бесценного опыта, извлеченные из их дневников. Что ж, теперь попытку перед новым годом отдать хотя бы часть долгов можно считать удавшейся. До свидания, и еще раз спасибо вам.

23:49 

а у нас снег пошел ^^
Но пока слишком мало, и газоны со свежей еще травой, как зеленое пламя из-под снегов. А черные асфальтовые дороги - как черные провода.

Вот теперь зима пришла, так сказать, официально.
и еще я наконец завел часы. Больше не надо вздрагивать по ночам.
Хочу сказать намного больше, но, боюсь, сегодня не хватит силы мысли.

20:10 

Еженощно около половины четвертого утра мимо моего дома проходит кто-то на каблучках.

Я вот все думаю, кто бы это мог быть...

По ночам в городе тихо-тихо, изредка напротив загорается свет или проезжают машины, и ухо выхватывает из тишины отчетливое тиканье часов - тех самых, которые опять никто не заводил.

01:37 

Эхх... А логин без точки занят человеком, которому дневник, судя по датам записей, и даром не нужен.

01:28 

Угу, а вот теперь - зима. Теперь - полноценно и безраздельно.
И неважно, что асфальт еще сух и чист, что еще не все листья успели опасть, а гроздья рябины - скукожиться, что до первого снега еще ого-го сколько, что еще туман по утрам, а на изломе дня дуют теплые ветра...
Неважно. Все это неважно. Небо принадлежит зиме, полноценно и безраздельно.

Ноябрь. Время черных ветвей, гиблых песен, гнилых листьев и непроглядной тьмы (в декабре светлей: выпадает снег, и кажется, что он тихонько сияет в темноте). Небо мерзнет. Птицы уже все куда-то делись, море злобится и на ощупь похоже на лёд, ночная уличная подсветка порой заставляет шарахаться, а черная вода в каналах кажется медленным, густо расплавленным ядом. Время, когда к Городу вообще лучше не подходить: опасно. Если по судьбе выходит в нем жить - сидеть бы дома... да как целый месяц дома просидишь? Смешно даже. А подойдешь, пробежишься по улицам, тронешь струнки какие-то, какие не надо - и вдруг станет несложно сойти с ума, или на следующей улице тебя собьет машина, или упадет кирпич)). Всякое бывало... бывало и не такое.

Город знает. И молчит.

22:58 

Небо уже пахнет зимой. А ведь еще даже ноябрь не наступил!..

22:50 

Комбинация скучной лекции, автографа старой подруги на шарике от компьютерной мыши и чужих карандашей сотворила такую вот загадочную вещь...


Честно говоря, морозные узоры попроще будут)))

00:20 

...а еще есть среди прочих хранителей Хранители Рябины. И ходят они под этим небом, как по облакам; и облаками затянуто их небо, словно тенью от резных листьев. И всего-то и делают они, что хранят рябиновые гроздья от людей, холодов и тяжелого своего неба. Утром встала рябина, днем вытянулась, на закате повзрослела и ягоды вырастила. И у каждой - свой Хранитель, а если своего нет - чужой подоспеет. И хоть одна-то гроздь у всякого Хранителя на зиму храниться будет...
Уж одна-то гроздь всяко на земле останется, а значит, и рябине не будет погибели.

Сам себе рассказал; может, и выйдет чего.

19:06 

Замерз.
Пальцы уже двигаются не так охотно, хотя я закутан в два свитера и плед. Как по струнам гитары (какой же я ветер без гитары?), так и по клапанам флейты (какой же я ветер без флейты?), и по клавиатуре компьютера (что бы я делал без компьютера?). А еще - работает обогреватель.
Как странно. С каждым годом все холоднее и холоднее...

00:26 

Зима начинается с черных ветвей. Весна - с тепла. Лето - с запаха дубовых листьев. А Осень - с рябины. Красно-алой, крупной, сочной, висящей соблазнительно низко, восхитительно красивой, яркой-яркой на фоне вечно серого Города...
И ведь всегда найдется хам, который сорвет гроздь и бросит на мостовую, под ноги и безжалостные колеса. Ходи, Ветер, подбирай, плачь по каждой ягодке.
Почему-то однажды поднятую гроздь я уже не могу с чистым сердцем отнести под корни дерева-родительницы или просто под какое-нибудь дерево, как поступаю с обломанными листьями и ветками. Забираю и несу в руках, гладя, как котенка, куда бы не шел, и зачем-то в итоге приношу домой и вешаю на люстру.
Причем каждый раз случается забавная вещь: по осени чуть ли не все тротуары усыпаны рябиной, но, как только я подберу одну гроздь, других на пути уже не попадается, где бы я не шел.
И кого только я с этой рябиной не встречал. Девочка лет семи, жадно косившаяся на гроздь в моих руках; я рассеянно улыбнулся ей, и она не смогла сдержать ответную улыбку. Парень на вид чуть помладше меня, стоявший под широкой рябиной и смотрящий вверх, задумчиво и неотрывно, не обращая внимания на людей, проходящих мимо. Старушка с целиком набитой сумкой тех же ягод.

Самая встреча - девушка лет семнадцати, идущая мне навстречу. В наушниках, одетая во все черное и... точно так же, как я, прижимающая к груди рябину.

17:17 

Долго ли я собираюсь сидеть над чистым листом воображаемой бумаги? Вот так, просто сидеть, оперев руки на стол над клавиатурой, пропуская через себя все полусмутные образы, пролетающие мимо и не задерживающиеся ни на секунду. Я даже не знаю, имеют ли они хоть какой-то человеческий смысл.
Вообще у меня много дел. Следует продолжать новое начало книги. Всенепременно нужно создать пугающий документ под названием «чему детей учат в ДМШ». Неплохо бы отсортировать и перенести на компьютер несколько старых записей. Честно говоря, через пятьдесят минут я уйду по делам, а собираться даже и не думал. Но Я СИЖУ НАД ЛИСТОМ БУМАГИ.
А еще надо бы наконец выложить то, что так мешает мне последние годы. Людям можно не доверять, но оставлять в себе подобные мысли смерти подобно. Но, похоже, я так и не решусь... а это уже длится слишком долго.
Множество образов, живущих во мне, жаждут вырваться на волю... но их чересчур много, и один вытесняет другого прежде, чем я успеваю их запомнить. Не запомнить – не сформулировать. Не сформулировать – значит оставить в себе. Мне очень, очень тяжело. Все равно что тащить на себе парочку тонн песка, среди которого есть и дорожная пыль, и крупинки грязи, и частички драгоценного золота, и просто ненужный мусор.
Я сижу над листом бумаги и не знаю, что мне делать дальше.

22:47 

Отдохнул, оправился, зажег давно, казалось, потерянный огонек в глазах. Привез черный цветок рогоза, православный календарик и туго свернутую трубочку бересты.
И - словно бы ничего не менялось. Все так же на кресле гитара (какой же я ветер без гитары?)) и зеленая тетрадь в твердой обложке, все так же по столу перед монитором рассыпана мелочь и какие-то игрушки-безделушки, "память о детстве"; раньше успевал отвыкнуть, а теперь- нет. Не успел, не смог, слишком устал.
Словно бы и не уезжал. Только огонек в глазах.
Криттер со шкафа - тоже отвык - тянется, гноит: ничего не изменилось, ничего не изменится, не повернешь... все будет так же: жуткие темные вечера и пагубное солнце днем... все так же, целые дни - за компьютером, целые дни, уходящие в Лету, как наркотик, чтобы забыть отчаяние. тебе же нравится... хуже пока некуда, хуже не будет. так что ты хотел изменить? - и музыка из динамиков - не выключить, опять завис, зараза... и город... и душная комната.
НЕТ!!!
Переехать. Рано или поздно, так или иначе. И выкинуть, выыыыкинуть наконец этот старый шкаф.

00:59 

И, вместо того, чтобы жить, я опять где-то далеко. Господи, спаси меня.

00:58 

И, вместо того, чтобы жить, я опять где-то далеко.

01:56 

Мне не очень хочется называть это совпадением.
Началось все... с позапрошлой зимы. Или с прошлой?.. Не помню. Я шел домой через пустырь, откуда хорошо видно небо, и внезапно заметил вокруг солнца яркую радугу. Я не верил своим глазам. Я не понимал, почему остальные прохожие совсем не обращают внимание на это настоящее чудо: радуга в январе!
Вообще меня огорчает, что люди почти никогда не поднимают голову к небу. Огорчает и приводит в недоумение. Я не могу прожить без взгляда вверх и десяти минут (если, конечно, есть возможность туда посмотреть), и мне кажется, что это скорее достоинство, чем недостаток. Ну да ладно.
С тех пор я стал видеть такие явления, в последнее время - все чаще и чаще. Я узнал, что радуга зимой вокруг солнца называется "гало" и что ничего чудесного в ней, в общем-то, нет. Теперь я вижу ее едва ли не каждый день, даже летом - то целиком, как светлое пятно в небе. Подозреваю, что гало образуется из-за висящей в воздухе над городом пыли. Но ту первую, самую яркую, с переходом в двойную, радугу я вряд ли когда-нибудь забуду. Все же она была для меня в тот день настоящим чудом, в которое так и не удалось поверить.

20:41 

Вода - это жизнь!

Весь забор целиком:


Отдельные рисунки. В порядке следования. 16 фото

последняя - лучшая.

Небесно-белый купол

главная